понедельник, 21 марта 2022 г.

Когда победа может означать поражение

 Я не подозревал, что моя повесть "Насу", написанная во второй половине 2021 года и опубликованная за два месяца до начала нападения России на мою страну, во многих своих чертах окажется пророческой. Возможно, причиной этому стало то ментальное напряжение, которое в последние несколько лет висело в воздухе, а также те наметившиеся тенденции в политических событиях, которые, не доходя до сознания, выродились в рассуждения, занявшие большую часть последней главы повести (и оказавшиеся неожиданными для меня самого). Я не собирался писать об этих вещах, когда задумывал "Насу", главная идея произведения была (и остается) совсем другой. Тем не менее, это вышло само собой.  

Из всего того, что принесло военное вторжение России в Украину, самым худшим для всех нас оказалось усиление бинарного мышления, контрастирование онтологии и примитивизация восприятия мира и себя самих. Я допускаю, что это неизбежное явление, сопутствующее любой войне - упрощение понятий, сужение диапазона допустимых вариаций, кристаллизация аксиологии вокруг неких центральных маркеров. Наверное, этому есть оправдание. Не зря же Эренбурга хвалили за то, что он в первые же месяцы вторжения немцев в СССР сформулировал качественно новый лозунг: "Убей фрица!". Эта ужасающая в своей примитивизации метонимия, неприемлемая в любое мирное время, была, вероятно, полностью санкционирована тем положением, в котором оказался советский народ, уничтожаемый фашистами (чья онтология к тому моменту уже сколлапсировала под давлением нацистской концепции "превосходства высшей расы").  

И тем не менее, это все равно страшное явление. То, что происходит сейчас, не может не ужасать. Силами пропагандистов (действующих, из лучших побуждений - в этом у меня нет никаких сомнений) украинский народ настраивается не только против русских оккупантов, а против абсолютно всего, что имеет в своем определении слово "русский". Я наблюдаю своими глазами за тем, как пропагандисты цензор.нет, брызгая слюной, орут на своих стримах: "Долой Пушкина, Толстого и Чехова! Они - москали, нам они могут быть только врагами!". Я уже слышу, как им подпевают: "Любого, кто говорит на русском языке - уничтожать без спроса!" (самое грустное, что сами они постоянно срываются в русскую речь, одергивая и поправляя друг друга, когда замечают это). При этом ни один из этих патриотов не задумывается о том, что подлинная русская культура, оставившая след в человеческой цивилизации, не имеет абсолютно ничего общего с тем населением, которое сейчас существует в путинской России. Современный русский обыватель не имеет ничего общего - ни с Толстым, ни с Чеховым, ни с Булгаковым, ни с Ходасевичем, ни даже с лучшими представителями немногочисленной советской интеллигенции (Амальрик, Стругацкие, Сахаров и многие другие). Мышление этих пропагандистов уже сколлапсировало до точки, до бинарного "свой/чужой" триггера, и выбрало в качестве активатора этого триггера самый простой и не требующий интеллектуальной или культурной подготовки атрибут: "русский/не русский".  

К сожалению, ни один из этих патриотов не задумывается о том, что между Гоголем и Чеховым разницы куда меньше, чем между Подеревьянским и Лукьяненко. Ни один из них не задумывается о том, что русская культура (как культура любой нации) никогда не ассоциировалась с массой, с плебсом, с доминирующей частью населения страны, порождающей (реже, чем хотелось бы) лучших умов человечества. Тем самым американцам, которые так искренне помогают нам, хватает ума не дистанцироваться от Толстого и Чехова - потому что они понимают, что поддерживать идеи свободы и равенства в Украине одновременно с отрицанием и осуждением тех, кто эти идеи проповедовал всю свою жизнь, было бы шизофренией. Патриоты, которые кричат "запретить всё русское - от классиков до самого языка!" забывают, что больше половины воинов, сражающихся за Украину, говорят на русском языке. Они забывают, что любой язык может выразить как раболепные идеи, так и призывы к свободе. Нельзя запретить калибр 5.45 только за то, что его использует российская армия. Нельзя превращаться в тех, кто готов оскопить мышление ради достижения "единства нации" - подобный прием нивелирует всю разницу между истеричными пропагандистами цензор.нет - Буткевичем/Данилюк и рупорами Кремля - Соловьевым/Саркисян. В такой концепции зомбированного противостояния "русской культуре" (точнее - всему, что имеет в определении "русское") нас превращают в абсолютно идентичных носителей того самого русского менталитета - бинарного, примитивного, не признающего полутонов, основанного на люмпен-пролетарском принципе "кто не с нами, тот против нас".  

Я не собирался писать этот текст. Как и не собирался посвящать этой теме значительную часть завершающей главы своей повести. Но мне сейчас страшно наблюдать за тем, что происходит. Страшнее, чем за результатами бомбардировок наших городов. Я искренне ненавижу российских оккупантов - эта ненависть меня согревала, когда я стоял ночью с трофейным АК-47 на блокпосту, на краю своего города Сумы, в поле, в феврале... Но мне страшно догадываться о том, что ЕЩЁ могло оказаться пророческим в моем произведении, опубликованном несколько месяцев назад.  

Повторяю: может быть, всё это - неизбежное следствие любой войны. Но если это так, то это куда страшнее разбомбленных роддомов и уничтоженных городов. Потому что любую инфраструктуру можно отстроить за считанные годы (даже уничтоженную ядерной бомбой Хиросиму полностью восстановили). Но изуродованный менталитет может не зажить никогда. И русский народ тому - самое страшное подтверждение. Нельзя допускать того, чтобы мы превратились в их подобие. Даже если в данный момент кому-то подобные методы обращения с ним могут облегчать формулировку и определение нашего врага. Наш враг - менталитет современного российского обывателя. Но не то лучшее, что принесла русская культура, и что останется в нашей цивилизации до тех пор, пока идеи свободы и равноправия сохраняют свою высокую ценность.  

#война #украина #россия #менталитет #цензорнет #бинарность #цивилизация #буткевич #соловьев #онтология

Комментариев нет: